• Дорогие пользователи, мы будем очень рады, если вы заполните нашу анкету. С уважением, администрация ресурса.

Владимир (транзит181) Дорожные рассказы (невыдуманные истории).

Aleliz

Хранитель форума
Регистрация
24 Фев 2012
Сообщения
22,576
Реакции
22,802
Истории из жизни нашего форумчанина.
 

транзит

Well-known member
Регистрация
18 Мар 2012
Сообщения
2,767
Реакции
5,174
Моё путешествие по Северному Кавказу.
Эвакуация.

Середина лета 1992года.
Вернулся из рейса, был в Нижнем Новгороде. Бартерные дела. Хорошо в Нижнем шло наше сухое печенье, пряники и прочие кондитерские изделия мощного некогда АПК «КУБАНЬ». А сельскохозяйственный край остро нуждался в запасных частях к своим автомобилям Горьковского Автозавода. Вот так и мотались: два-три дня туда, три-четыре дня там, потом обратно. В месяц два рейса на КамАЗе-53202. Это тот же десятитонник, только с восьмитонной тележкой и беговыми мостами на 48 зубьев (если память не изменяет), на трассе крейсерская скорость 90-100 км/час, а так как грузы были сравни воздуху, езда доставляла одно удовольствие. Правда, иногда приходилось прицеп таскать, но это оправдывалось большей выгодой. Что поделаешь. Лихие 90-е.
Мой брат, тогда уже майор медицинской службы СА, был в очередном отпуске. Буквально только что приехал из небольшого грузинского городка Капитнари, близ Кутаиси. Даже посидеть не пришлось, поговорить. Очередная партия груза была уже готова. Договорились наверстать по возвращении из рейса. Что ж, как говорится – раньше выедешь, быстрее вернешься, молодой был, горячий, унёсся!
Как и обещал, через 10 дней как штык. Дома письмо, вернее, записка от брата. С по-военному кратким изложением сути проблемы: «Надежда на тебя. Приезжай за мной, полк эвакуировался».
Сборы были недолгими. Выгрузка. Жена «тормозок» уже готовила: колбасы сырокопчёной с местного мясокомбината, дорожную сумку на спальник; зацепил прицеп - и в путь. Прихватил с собой паренька – Юрку. В те времена их «беженцами» называли. Вот он и свалил из Кутаиси. По-грузински чесал без акцента, за что и удосужился чести проехаться со мной, а у самого 100% рожа рязанская. Ну ему-то в кайф на родину на халяву съездить, а мне толмач не помеха. Правда, был грешок у Юрки: подкуривал он. Строго его предупредил, что на Весёлом (граница с Абхазией) могут быть проблемы. В дальнейшем этот факт окажет нам немалую помощь.

День первый.
Выехали утром, ни рано и ни поздно, так как реально понимали, что в световой день не уложимся, а средства массовой информации доносили: в Абхазии неспокойно. Вот и решили, что ночевать будем в Сухуми. Всё шло по плану или графику. Краснодарский край прошли без проблем, пару раз тормознули на постах, спросили, куда; услышав ответ, желали удачи.
А на улице август, жара, отдыхающие в море плещутся, Юрка девчонкам семафорит, они ему в ответ машут. В общем, всё складывалось просто прекрасно. Прошли Сочи, мимо Зимнего театра (тогда ещё грузовики через центр ездили), Адлер, и вот граница.
Со стороны России пропустили без проблем - на Абхазской стороне начались заминки. Кто, что, куда, зачем??? Куча вопросов, и только сторублёвая купюра решает вопрос прохождения кордона. В те времена 100 рублей были ещё хорошими деньгами. Пограничник, получив деньги, вертя на указательном пальце ПМ, молча кивнул - проезжай, мол.
Вот здесь, я уже предвижу, не хватит мне художественного слова, чтобы обрисовать ту обстановку, куда мы попали. До этого времени я бывал в Абхазии и не один раз, но то, что мы увидели, проезжая Гагры, Пицунду, Гудауту, Новый Афон, меня напрягло. Я даже не понял сразу, что именно. Потом дошло. Темнота в окнах. Ни огонька, ни единого движения. В некоторых окнах (во весь оконный проём) - портреты молодых мужчин. Мне потом сказали, что это портреты погибших на войне людей. Жуткая, гнетущая тишина. Мы с Юркой притихли и стали присматривать место для ночёвки. Остановились на въезде в Сухуми. Десять часов вечера, темнота, тишина. Поужинали ещё тёплыми домашними припасами, улеглись спать. Часа в три раздался стук в дверь. Патруль. Расспросили о том - о сем, лёгкий шмон учинили. Мы спросили, как «там», только и сказали, что сами увидите.

День второй.
Утро было свежим и добрым. Настроение улучшилось. На улицах появились редкие прохожие, военные, автомобилей почти не было видно. Для курортного города в разгар сезона картина была малопривлекательной. Мы стали собираться в путь. Чай из термоса, «шмеля» заводить не стали, рассчитывали, что сразу после обеда должны быть на месте. Дорога пустая, навстречу проскочил совсем новенький КамАЗ с абхазскими номерами, поморгал фарами, т. е. поздоровался, думали, что предупреждал, но нет - впереди никого не было. До Очамчири долетели без проблем. Осталось чуть - чуть. А в Гали … попали, как в 41-й год.
Форпост из фундаментных блоков, БТР, развёрнутый в сторону Грузии, давно не бритые бойцы с закатанными до локтей рукавами гимнастёрок и с АК-47 наперевес со снятыми предохранителями. Обложенный мешками с песком НП (наблюдательный пункт), где, по – моему, должно было находиться начальство. Мы остановились, не зная, что делать. Казалось, мы никому и не нужны, только посматривали на нас с недоумением. Я очень хорошо запомнил лицо и слова бойца, проходившего мимо, как будто невзначай брошенную фразу: «Пусть только сунутся». Фраза явно была адресована нам. Скорее всего, парень понял, куда мы путь держим, и таким образом решил передать «привет» своим врагам. Через форпост движение осуществлялось в обе стороны с лёгким, ничего не значащим досмотром. Пропускали легковые машины и рейсовые автобусы, на грузовике были только мы.
Я направился к НП пообщаться с начальством. Навстречу мне вышел молодой командир, может на пару лет старше, а возможно, форма и война сделали его старше. На погонах с одним просветом (полоской) у него были приколоты четыре маленькие звёздочки, все в один ряд, поэтому я ограничился термином – «начальство». Как к нему обратиться, я не понимал, назвал просто – «старшОй». «Проехать можно?» - спросил я. «Езжай, если машину не жалко,» - ответил «старшОй». А моему КамАЗке ещё и годика не исполнилось. Договариваться не имело смысла. Надо было принимать решение.
Недолго посовещавшись с Юркой, решили. Я стал переодеваться в цивильное, а Юрке сказал, чтобы он в случае кипиша разворачивался и валил домой во весь опор. Меня не дожидался. Я же решил на автобусе доехать до места. (Дурные были!) Вот пишу сейчас, а сам думаю: смог бы сейчас так? Удивительная штука - жизнь.
Вдруг вижу, бодрым шагом в нашу сторону «старшОй» идёт и, не доходя трёх метров, громко спрашивает: «Довезёте троих до Зугдиди?» На мой вопрос (типа – ты ж сам предупреждал) он сказал, что с этим сопровождающим можно. Недолго я думал: «Поехали!»
Грузятся к нам в кабину трое. Двое грустных мужиков, кто они - грузины или абхазы, мы не узнали. На подъезде к реке Ингури, ещё издалека, мы увидели пост ГАИ: двухэтажный, с выступом второго этажа в сторону проезжей части, весь в копоти, без стёкол, посечённый пулями и осколками. Вот тут я окончательно понял, куда мы приехали. Проследовав пост, на котором не было ни души, мы переехали реку и попали в Зугдидский лес. Сразу остановились. Сопровождающий приказал двум мужикам выйти из машины и дожидаться его на этом месте, невзирая на время. Те покорно вышли, больше мы их не видели.
Кто ездил по дорогам Грузии и Абхазии, знает, что они и так не достаточно широкие, а тут ещё кроны деревьев смыкаются над дорогой, словно мы в тоннеле оказались. Не помню, через сколько метров дорога принимает вправо. Ещё не миновали поворота, как увидели во всей своей красе человек восемь-десять «лесных братьев». Калаши, магазины которых были перемотаны изолентой по две штуки, отверстиями направлены на кабину. Мне не нужно было команду давать, КамАЗ зашипел, пыль из-под колёс. Стали. Я заглушил двигатель. Сопровождающий выскочил из кабины и что-то залепетал по - своему. «Юрка, - говорю я. – Ану - ка, постучи по колёсам. Послушай, о чём пацаны судачат». Уже из-за прицепа Юрка показывает: «Ок!». У меня отлегло от сердца. Сопровождающий ещё недолго потрещал с «братьями», залез в кабину, и мы поехали.
Заговорил сопровождающий, познакомились, звали его Игорем. «Парни, а можно я курну?» - спрашивает он. Да по мне хоть … «Я не курю», -отвечаю. А Юрка, гад, говорит: «Давай моего ворвём». Я его чуть не гЭпнул, паразита, а он только смеётся. Забили они «косяк», раскумарили, как прихватило местного, мы для него стали лучшими друзьями, а Юрка стал ему братом. Мне телевизора не надо было, я просто валился от смеха, глядя, как они братались. Возможно, просто напряжение нервное стало падать и смех приходил по любому поводу, без причины, просто становилось легко. Опасность отступала.
Здесь я отвлекусь, чтобы закончить рассказ о нашем сопровождающем. Примерно через полгода, ночью, где-то в Тамбовщине (Шацк), еду и слушаю «МАЯК», в новостях сообщают, что в Абхазии арестован главарь бандформирования М…я Игорь. Я остановился, полез в блокнот. Точно: нашего сопровождающего взяли. Даже не знаю, как к этим людям относиться. Скорее всего, отстаивали они свою правду, как и грузины, понятную только им одним.
Игорь проводил нас до Сенаки, потом мы стали прощаться, я предложил ему денег. Мне показалось, что он даже обиделся, а я перехватил его взгляд в сторону колбасы, по три палки которой болтались на каждом крючке для одежды. Недолго думая, я сорвал все шесть палок деликатеса и вручил Игорю. Ей Богу, не думал, что это окажется самым дорогим, что могло ему пригодиться. Благодарности его не было границ. Он привёз нас к себе домой, предлагал погостить, подождать, когда он вернётся после того, как решит вопрос с мужиками. А это были водилы, у которых отняли КамАЗ, и Игорь его нашёл, не за бесплатно, конечно. Но мы спешили, он дал адрес ещё одного своего товарища, который может решить вопрос с переходом на обратном пути в случае отсутствия Игоря. Мы тепло попрощались и расстались. Навсегда. Он остался на войне: в войне, в своих делах, заглушая напряжение войны алкоголем и наркотой.
До Капитнари оставалось километров 40 или 60, уже не помню. По дороге в населённых пунктах мужики сидели группками по 5-10 человек и дикими глазами смотрели на нас. Но мы - то знали, что заветное слово, переданное нам Игорем, доведёт нас до места.
Наш приезд в военный городок вызвал переполох. Все, кто мог, сбежались посмотреть на краснодарский КамАЗ, прорвавшийся через засады боевиков. Мы не понимали, какому риску были подвергнуты, и, может быть, были счастливы не меньше встречающих. Когда я зашёл в квартиру к брату, тот просто стал заикаться и только мог проговорить: «Как, как, не понимаю…». А дело всё в том, что за пару часов до меня пришёл в часть лётчик, подполковник, который ехал из Краснодара в часть. У него отняли машину, жестоко избили, отобрали документы, которые тот готовил к увольнению из армии. На нём живого места не было. В живых он остался только потому, что командир - грузин, как и лётчик, был афганцем. Вот такие превратности войны. А потом был спирт из санчасти, долгие разговоры о том, что не договорили перед рейсом в Нижний.

Коротко не получается. Продолжу скоро.
День третий.
Скажу сразу, что отдохнуть толком не удалось, поскольку после довольно плотного ужина мы легли спать поздно. Часа в три ночи в дверь постучали. Сквозь сон я услышал, что к брату пришли его сослуживцы, и между ними завязался разговор о приезде брата на КамАЗе. Они меня просили помочь с эвакуацией офицерских семей. Всё понятно: надо – значит надо.
Суть эвакуации заключалась в перемещении небогатого офицерского скарба на аэродром военного городка Капитнари. Возле одного дома я оставлял машину, а возле другого прицеп. Когда объём заполнялся, меня звали, и я вёз вещи на аэродром.
Колхидскую низменность не назовёшь пустыней, но городок выделяется на предгорной равнине, словно оазис в пустыне. За армейским забором, оборудованным КПП с дежурными, скрывался в прохладной тени пирамидальных тополей целый посёлок с полностью замкнутой инфраструктурой: школой, детским садиком, больницей -госпиталем. Более десяти трёх - и пятиэтажных домов полностью обеспечивали комфортным жильём офицеров гарнизона. Везде чистота, подбеленные бордюры тротуаров и стволы деревьев. Удручает одно – все мужчины в форме, при оружии; если не ПМ на портупее, так АКМС через плечо. Поразила меня картина. Прогуливалась молодая семья: лётчик – лейтенант, жена, которую он бережно держал за талию, и мальчишка лет четырех, ухватившийся своей маленькой ручонкой за ствол свисающего с плеча отца АКМС. Война была и здесь.
На аэродром мы въехали ещё затемно. Взлётно-посадочные огни отсутствовали напрочь. Я спросил у сопровождавших меня офицеров: «Почему так?». «Мародеры на цветной металл кабели продали», - ответил капитан. Благо, что они знали рулёжки, не первый год там базировались, а со стороны «бортов» нам стали «подсвечивать» трассерами из АКМ. Около самого самолёта «ИЛ-76» было достаточно многолюдно. Офицеры грузили свои вещи, как могли, их метили и затаскивали в брюхо самолёта. Я поставил прицеп к одному самолёту, машину к другому. Выгрузка – загрузка шла бойко, я даже перекимарить толком не успел. В таком режиме прошли третий, четвёртый, пятый и шестой день. Юрка в это время трудился на упаковке вещей моего брата. По всем раскладам, они могли запросто поместиться в машину. В прицеп попросился майор Миша, парень чуть старше меня. Ему нужно было доехать до Пятигорска. В последний день выгрузки я просто рухнул от этого бешеного ритма. Когда проснулся, жена брата протягивала мне купюрами разного достоинства 1000 рублей. «Как я их возьму, да не возьму и всё», - возмущался я. « И я не возьму,-сказала она. - Ребята уже улетели». Ей Богу, у меня и сейчас комок к горлу подкатывает. Можно сказать, последние отдавали, лишь бы свалить оттуда,
потому что между Абхазией и Грузией началась ВОЙНА.
 

транзит

Well-known member
Регистрация
18 Мар 2012
Сообщения
2,767
Реакции
5,174
Моё путешествие по Северному Кавказу.
Эвакуация. (продолжение)


День седьмой.
Городок после ухода основного контингента части грабился местными гвардейцами беспощадно. Выносилось всё, что представляло хоть какую-то ценность: газовые плиты, невывезенная мебель и бытовая техника, выламывались оконные рамы, двери, радиаторы отопления. Только что обитаемые дома, оставленные жителями, превращались в руины. Аналогичное происходило и с брошенной военной техникой. Шустрые прапорщики продавали имущество местным, включая и транспорт. Печальное зрелище, доложу я вам. Впечатление, как будто присутствовал на пиршестве падальщиков. Нам же надо было думать, как уносить ноги.
Стали звонить в ещё не эвакуированный штаб Закавказского военного округа (ЗакВО), узнавать обстановку. Нам сказали, что скоро, так и сказали «скоро», без уточнений, будет выходить полк ВДВ. Становитесь, мол, в хвост колонны, и «будет вам счастье». Недолго думая, выгоняем КамАЗ к трассе, благо, городок располагался в полукилометре от шоссе. Пристроились мы в тени придорожных акаций, улеглись на высохшую траву под машиной. Лёгкий сквознячок смягчал жару. Мы стали ждать. На Т-образном перекрёстке, который вёл к гарнизону, находился пост ГАИ.
Стоит сказать, что пост ГАИ был обитаем. Жителем поста, который скорее напоминал привокзальную палатку, был довольно тучный милиционер, вооружённый АК-47. Одет он был по полной форме, т.е. в кителе, фуражке. Пот с него катился градом, скудная тень от козырька «палатки» не спасала. Зной стоял неимоверный. Чудак гаец сидел на низенькой табуретке, положив на колени автомат, и отрешенно смотрел на дорогу. Общение его с проезжавшими водителями выглядело очень просто. Жестом руки он спрашивал, что везёт водитель. Водитель же либо останавливался для «разговора», либо отрицательно махал в ответ, что означало: пустой. Получал благословительный жест – проезжай, тарахтел дальше. При этом нормативное количество пассажиров в кабине, скорость не имели никакого значения. Всё основывалось на доверии, видно было, что язык жестов аборигенами был доведён до совершенства. К нам гаец не проявлял ни малейшего интереса.
Вот так мы коротали время в ожидании колонны, которой всё не было. А в сторону фронта двигалась техника: БМП, БТРы (один был почему-то окрашен в бело-синий цвет), ЗиЛы и КамАЗы, в кузовах и на броне которых сидели бойцы, громко смеялись, что-то говорили, почти кричали, пели песни. С лёгким презрением смотрели в нашу сторону. Было такое впечатление, что они ехали на лёгкие учения, так, пострелять, развлечься, не понимая, что их ожидает…
День восьмой.
Следующий день не принёс никаких изменений. На телефонные звонки в штаб округа нам постоянно отвечали: «Ждите! Колонна формируется». Время тянулось медленно, чувство тревоги постепенно уходило. С момента пересечения российско-грузинской границы я перестал бриться, сказал, что побреюсь по приезде в Россию. Щетина отросла уже приличная, и я сам стал похож на тех «братьев», которые нас в Зугдидском лесу встречали. Решили мы с родственниками проехать на рынок в Кутаиси. Рынок как рынок, таких по стране было не меряно. На одном ряду продают фрукты, овощи, зелень, буквально рядом – шмотки. Цены по сравнению с Россией были более чем гуманные. Мы слегка прибарахлились (футболки, кроссовки, ещё что-то по мелочи). Во время шопинга со мной конфуз произошёл. Спрашиваю у уже довольно пожилого продавца-грузина цену на товар, а он лопочет мне что-то по-своему. Чуть не заскандалили. Я думал, что он не хочет мне товар продавать. На нас уже посматривать начали, а Юрка мой ржёт, как конь. «Ты чего ржёшь?» - спрашиваю, а он сквозь смех: «Так он тебя за своего принял и торгуется с тобой!!!» И продолжает смеяться. А когда Юрка на чистом грузинском, да ещё с местным диалектом, обратился к продавцу, настала моя очередь смеяться. Грузин так и не понял, кто из нас кто.
По возвращении в гарнизон узнали о ЧП. У офицера, который также в этот день ездил в Кутаиси, отобрали машину. Вернее он вышел в магазин, а когда вернулся, водитель только плечами пожимал. Говорит, что подошли трое с оружием, выставили из УАЗика, сказали, что на нужды фронта. Загрузились и были таковы. Потом этот офицер в сердцах говорил, что если знал бы, то сам продал, хоть что-то перепало бы. Вот как передать то чувство поганое, бессилия что ли? Чувство, что о тебя вытирают ноги, а ты сделать ничего не можешь. На моих глазах тихо, бесславно погибала Советская Армия, всеми униженная…

День девятый.
С утра звонок в Штаб. Стандартный ответ. Выезд на позицию, к посту ГАИ. Уже кивком головы здороваться стали с гайцем, а он так без смены и нёс службу. Единственное изменение - возле поста появился полуприцеп трёхосный. Что в нём было, мы ещё не знали. Уже пересказаны были все анекдоты, весёлые и не очень истории, когда со стороны Сенак послышался шум приближающейся военной техники. На трале везли БМП, тот самый, бело - голубой. Из люков и автоматных бойниц тянулись следы копоти. А в борту зияла пробоина величиной с футбольный мяч. Я сразу вспомнил тех парней, восседавших на броне и орущих бодрые песни. Кто из них жив остался, только Богу известно. Овдовели жёны, осиротели дети, матери потеряли сыновей. Мы надолго замолчали.
Через какое-то время со стороны фронта опять движение. Смотрим, летит турецкий «фиат», сцепка с трёхосным тентованым прицепом. По звуку слышно – «тарахтун» пустой. Гаец привычным жестом задал свой немой вопрос водиле, тот что-то там промахал, короче, они друг друга не поняли. Фура уже пролетела пост, гаец вскидывает «калаша» и даёт длиннющую очередь с полрожка поверх машины. У той сразу из-под всех колёс дым пошёл (тормоза). Турок, пригибаясь, на полусогнутых из-за прицепа к гайцу, а тот спрашивает: «Что везёшь?» «Пустой, пустой,» - на ломаном русском залепетал турок. «Езжай,» - бросил гаец пренебрежительно и опять невозмутимо уселся на свою табуретку. А теперь представьте нас, наблюдавших эту сцену. «Фига себе, у него свисток!» - только и проговорил я.
Вечером с родственниками и с Мишей - майором, хозяином вещей до Пятигорска, стали держать совет, как быть. Надо как - то выбираться. Прошу меня простить, я просто упустил сказать в своём повествовании, что в Южной Осетии тоже шла война и перевалы через Кавказский Хребет были закрыты. Рассматривался даже вопрос о выходе из Грузии через Армению - Азербайджан. Нужна машина, вещи бросать особого желания не было.

День десятый.
Утром опять звонок в Штаб, ответ стандартный с небольшим дополнением. В Южную Осетию ввели миротворцев. Открыли Крестовый перевал.
Решение созрело быстро. По коням! Места в машине были уже давно расписаны, как по боевому расчёту, вещи упакованы. Сухпай упакован отдельно, да и плюс мои запасы дальнобойщика в ящике под кузовом. Всё, в путь, с Богом!
Только вывернули из гарнизона на трассу, наш старый знакомый гаец, будто в первый раз нас видел, жестом руки спрашивает: «Чего везёшь?» Торможу, подхожу к нему и первый раз с ним заговориваю. Объясняю ситуацию. Гаец, кажется, всё понимает, но бакшиш приходится отдать (первый) в виде 3-х или 4-х килограммов сахара. Денег было не так много, да и неизвестно, что там впереди. Меня такой факт расстроил. В дальнейшем мои худшие опасения оправдались.
Маршрут мы определили следующий. Кутаиси – Тбилиси – перевал Крестовый – Орджоникидзе. Кажется, в то время городу ещё не вернули его историческое название Владикавказ. Расстояние примерно в 500 вёрст нас не пугало, напротив, после длительного ожидания пришло состояние какой-то лёгкой эйфории от ощущения движения. Машина шла бодро, мотор весело урчал, на счётчике километража было примерно 49 700 км. Я, помню, ещё сказал, что как полтинник разменяем, то я ему в расширитель 50 граммов залью. Лучше бы я промолчал.
Часа через четыре миновали Тбилиси, город остался в стороне. В памяти осталось только скопление домов вдали, в дымке. Их даже толком рассмотреть не удалось. Шли практически без остановок. Юрка расположился на диване в прицепе, брат с женой и Михаил в кабине. Пассажиры уже стали мечтать, как приедем, как отметим. Ох! Нельзя загадывать в дороге, не к добру.
В центральной Грузии ничего не напоминало о войне. Люди и автомобили спешили по своим делам. Не доезжая Тбилиси, ушли влево, на Орджоникидзе (точно, город ещё не был переименован). Через какое-то время по работе движка стал понимать, что начинаем подниматься. Дорога в сторону перевала напомнила мне старую дорогу на Красную Поляну. Большей частью проходила вдоль реки Арагви. Было полное ощущение, что мы находимся в России. Погода стояла изумительная. В меру жарко, солнце, в кабине гуляет тёплый ветер. Как быстро мы забыли, где находимся…
Миновав Душети, это населённый пункт, мы попали в зону конфликта. По правде сказать, особого движения войск до этого как с одной, так и с другой стороны, включая и миротворцев, мы не видели. Дорога тянулась всё время вверх. Лес становился всё реже. Дорога просматривалась далеко. Вижу, где-то метрах в пятиста впереди что-то типа поста. Подъезжаю, присматриваюсь: точно вооруженный пост ГАИ. Сидит гаец (такое впечатление, что у них у всех одни и те же табуретки на постах) и целится в нас из своего АК-47. Кто знает, тот меня поймёт, что собой представляет это страшное стрелковое оружие, пуля которого 7,62мм запросто может прошить КамАЗ от кабины до прицепа. «Откройте двери, - говорю пассажирам. - Кто его знает, что у них на уме». И вспомнился случай с нашим знакомым гайцем в Капитнари. «Что, испугались? - спросил гаец. - Выходите из машины, досмотр!» Страха не было. Тем более, что рядом находились два майора, которые взялись объяснять гайцам кто мы, откуда и куда. Тем временем другие гайцы уже полезли под тент, на мои возмущения они просто повели стволами в сторону (типа отойди, не то…). Мародеры при погонах, по-другому не могу сказать. Вытащили откуда-то полевую офицерскую форму - забрали. Нашли продукты - забрали. Забрали кое-какие вещи из одежды. Рылись, не стесняясь. При этом несколько человек держали нас постоянно на виду. Гадливое чувство все мы испытывали. Справедливости ради отмечу, что никаких высказываний националистического толка мы не слышали. «На нужды фронта», - вспомнилось мне. Ещё пара таких постов, и мы в домашних тапочках домой приедем. Я оказался прав. До подступов к Крестовому продукты, заготовленные в Капитнари, у нас закончились. Понесли потери мы и в плане сохранности некоторых вещей, в основном из одежды. Успокаивала только близость Кавказского хребта, белыми вершинами нависшего над нами.
Мы пошли на штурм Крестового перевала. Вторая пониженная, обороты выше средних. КамАЗ брал «язык» за «языком». «Тёщиными языками» у нас называют поворот в гору или с горы на 180*. Дорога всё время шла вверх с 12% уклоном. Вот уже и смотровая площадка, внизу огромная пропасть, про метры не стану говорить, высотища. Остановись, перекури, нет же - за бугорком дом, Россия. Когда до макушки перевала, а это 2379 метров над морем, оставалось пара поворотов, под кабиной раздался оглушительный звон. «Поршень оборвало», - пронзило меня. Резко вправо, к горе. Глушу машину и под неё. Всё на месте, «кулака» не вижу. Когда шли на подъём, постоянно следил за температурой, всё было в норме, гидромуфта была включена постоянно, вентилятор гудел не переставая. Попробовал запустить двигатель. Запустился легко – «клина» нет, уже лучше, но звон, хоть уши затыкай. Приехали! И вспомнил я, что полтинник разменяли и обещанные 50 граммов в расширитель не залил, а обещал. Обиделся КамАЗ, не мог километров 30 потерпеть.
Вечерело, сели держать совет. И тут из меня всё напряжение последних дней вывалилось. Оторвался я на своих попутчиках. Правда, очень за машину обидно стало. Меня никто не трогал, все понимали, что это нервы. А чем нервы лечат?.. Братан достал откуда-то из-под тента канистру, двадцатку, полную медицинского спирта. Навели по стакану, вскрыли мой ящик, до которого так и не добрались мародеры. Нарезали стратегического запаса, зеленью я запасся, выпили, закусили. Я успокоился. Стали думать.
Сама по себе неисправность - тьфу и растереть. При наличии запчастей в три руки полдня делается. Написал брату список, что надо достать. Договорились, что утром он с попутной машиной поедет в Орджоникидзе и привезёт всё необходимое, а мы пока вытащим повреждённый поршень и гильзу. Головка блока была цела, т.к. вода не пошла, а клапана у КамАЗа до поршня не достают. Ничего страшного, если учесть, где мы находились. Ещё перекусили, ещё выпили. Улеглись спать. Каждый со своими вещами. Миша в прицепе, брат с женой в кузове, мы с Юркой в кабине. Ночь в горах - вещь удивительная, а ещё на высоте в два километра. Звёзды, казалось, рукой можно снять с неба. Сон быстро накрыл нас.
День одиннадцатый.
Не хватает мне художественного вкуса, чтобы описать то утро, которое нас встретило. В лучах молодого солнца зелёная трава на лугах стала ещё зеленее, небо голубее, даже бараны в пасущейся неподалеку отаре стали белее. Не верилось, что внизу температура за 30 градусов, а здесь, как в начале мая. Умылся в ручье - сон как рукой сняло. Зажёг газовую плитку, вскипятил чайник. Народ начал выгребать из своих «квартир». Позавтракали, ещё раз, прямо как на производственной пятиминутке перед сменой, уточнили план мероприятий. Брат переоделся в военную форму, что сразу придало ему солидности. Как раз в гору поднимался какой-то бензовоз, проголосовали, переговорили с водилой – осетином, и брат уехал.
Я стал доставать весь инструмент, что имелся в наличии, благо, его было более чем достаточно. Сказалась моя запасливость и предусмотрительность. Часто бывая в командировках на автозаводах от Набережных Челнов до Ульяновска и Нижнего, я везде старался пополнить свой подвижной слесарный запас. По тем временам такая предусмотрительность была крайне необходима. Машина, уходя в рейс, должна быть полностью автономна. Вот и пригодилось. В наличии у нас было практически два с небольшим комплекта инструментов, включая и спецключи. Я потом шутил, что только тисков и не хватает. Распределили обязанности. Как самому неопытному слесарю-автомеханнику Михаилу поручил снимать один конец поперечной тяги и откручивать поддон. Проблема возникла с сохранностью моторного масла. Решили его не сливать, оставить поддон на паре - тройке болтов и потом аккуратно снять. Мы с Юркой стали снимать головку блока. Жене брата я поручил продуктовый ящик. Толку, правда, было из этого мало, поскольку женщина только на настоящей кухне королева. Ну не приспособлена она была для сурового шоферского быта, да и особо некогда было обедать. Так, лёгкие перекусы с чаем и кофе. Только руки от мазута о траву вытирали, времени было мало. Работа спорилась. Часа через четыре работы мы уже вынимали поршень, правда, по частям. Почему его оборвало? По сей день не пойму. Даже гильзу не задрало, только слегка головку побило, но она была абсолютно исправна. После этого случая в моём ящике навсегда поселился поршень в комплекте с кольцами. Только где ж его было взять на вершине Крестового перевала? Сотовых телефонов тогда и в помине не было. Как сообщить об этом брату? Обратных бы три часа на сборку и ВСЁ!
Умылись, привели в порядок себя, место вокруг машины и стали ждать. Благо, в том списке, что я написал, было всё необходимое. Ближе к вечеру я затеял готовить ужин. Моя дорожная фишка - это супы. На этот раз в меню был включен гречневый на тушёнке. Картошка, лук, специи, приправы были всегда в наличии, и финиш – это зажарочка на сале, с лучком, а потом варево густо посыпаешь зеленью и оставляешь томиться уже без огня минут на десять. Ждали брата, а его всё не было.
Вместо него подкатила вазовская трёха жёлтого цвета, вся во вмятинах. Вывалили из неё четверо небритых с «калашами». «Вот и вас хрен принес», - подумал я, чувствуя, как волна негодования подкатывала ко мне. Опять молча смотрели, как нас грабят. Скрипели зубами от бессильной злобы. Три взрослых мужика. Даже в морду дать не было возможности. Всё происходило в полной тишине. Так же молча они удалились. День заканчивался. Тревога нарастала. Брата всё не было. Поужинали без него. Женщину устроили в кабине. А сами полезли в кузов.
Вдруг погода стала резко портиться. Задул ветер, пошёл дождь. Если можно было так сказать, что он пошёл. Струи воды били отовсюду: сбоку, сверху, снизу. Ветер качал машину, словно лодку на волнах. Мы перебрались в кабину, благо, заранее набрали в термос чай. Стали успокаивать жену брата, что из-за непогоды он не смог к нам приехать и будет скорее всего утром. Началась гроза. Молнии сверкали где-то слева, гром гремел с такой силой, что казалось, нас просто снесёт звуковой волной. Так близко разгул стихии я ещё не видел. Было на самом деле страшно.
Непогода так же неожиданно стихла, как и началась.
День двенадцатый.
Утро было таким же прекрасным, как и вчера. Вода ручьями сошла вниз. Что делать, мы не знали. Волнение достигло своего предела. Стали обсуждать вариант отправки вперёд Михаила - всё-таки военный. Миша стал собираться. Потом подходит ко мне и протягивает кобуру с ПМ на хранение. «Елки палки! У тебя был с собой ствол. А мы этих подонков терпели!» - озвучил я дурные мысли. И слава Богу, что я не знал об оружии. Пока мы собирались, увидели, как с перевала спускается ЗиЛ. В кабине сидел брат! Нам уже не нужны были запчасти, его увидели живым, и ладно. Когда успокоились, полезли в кузов. Но вместо запчастей увидели «жёсткую сцепку» военного образца на подвижных шарнирах, чтобы можно было складывать.
ЗиЛ ушёл в сторону Грузии, а мы опять стали держать совет. Я снова стал выходить из себя. Как же так? Три часа работы, и мы бы поехали! Что делать? Но что есть, то есть. Открутили бампер, раскинули шланг подкачки, чтобы подключиться к тягачу, вылили масло в кювет, да простят меня «зелёные». А куда его было брать? И стали молить Бога, чтобы послал нам тягача. Молитвы наши были услышаны. В гору шли два ЗиЛа, 131-х бензовоза. Они были пустыми, шли за топливом в Россию. Остановили, стали договариваться. Видно, что водители побаивались спускать гружёный КамАЗ вниз. Договорились, что наши майоры окажут им содействие в проходе через границу. Перецепились. Один зацепил КамАЗ, второй прицеп. Закачали воздух в систему. Поехали вниз.
Через час уже были на входе в тоннель. Россия. Уф! Мы дома. Наши офицеры очень быстро решили все вопросы с переходом. Бензовозчики обязались нас дотащить до Военного училища ОВВКУ, где брат нашёл знакомого в чине полковника и на должности одного из замов. В той части, в которой он взял сцепку, уже решили вопросы с запчастями. Даже пообещали дать курсантов в помощь. Залили нас соляркой до самого дома. Но мы (я, Юрка и Миша) решили завершить ремонт сами. Мой брат как истинный организатор стал заниматься бытовыми вопросами: баня генеральская, ужин. Одно спрашивал, сколько нам нужно времени, чтобы завершить ремонт. Решили его жену на автобусе отправить вперёд до Краснодара. Та, как декабристка, просилась остаться с мужем. Но нам ещё в Пятигорск необходимо было заезжать. Решили не откладывать на завтра. Получили поршневую, прокладки, и через три часа мой КамАЗка весело заурчал. Получил в расширитель фронтовых сто граммов и больше, пока мы были вместе, ни разу меня не подвёл. Проехали мы вместе 350 тысяч километров.

День тринадцатый.
Двинулись мы дальше в обед. Вечером были в Пятигорске, там нас уже ждали. Миша позвонил домой и сообщил о нашем прибытии. Выгрузили нас быстро. Второй раз за сутки мы испытали радушный приём, организм, в те времена ещё не совсем изношенный, особо не сопротивлялся, но нагрузочку почувствовал, тем более завтра последний бросок. Я не по - детски, очень устал и попросился, чтобы меня устроили поспать. Офицеры ещё долго наперебой рассказывали Мишиным родителям и родственникам о наших приключениях.
День четырнадцатый.
Крайний.
Выехали рано. Часов в шесть утра. Машина, словно конь, почуявший родные ясли, неслась домой во всю прыть. Через восемь часов пути мы были в Краснодаре возле ворот дома родителей жены брата. Нас уже встречали. Так же быстро выгрузили, без лишних проволочек. Третий этап радушного гостеприимства я бы уже не выдержал. Тем более, что все свои. Договорились собраться позже. Да и поднадоели, если честно, за эти дни друг другу. Мне осталось всего 56км до дома. Рейс закончен. Кавказ покорён.

Вместо эпилога.
Когда жена читала мои записки про путешествия, она меня спросила, почему я ей не рассказывал так подробно. А я и сам не знаю. Спасибо вам всем, кто прочёл моё сочинение. А я как будто ещё раз прошёл тот маршрут, ещё раз пережил его вместе с моими попутчиками. Было это 19 лет назад, словно вчера. Моего брата нет в живых уже семь лет (он умер от инфаркта в 49), восемь лет как умер Юрка от передоза, судьба Миши мне неизвестна.
Ваш «транзит -181» Владимир.
 

техник43

Well-known member
Регистрация
19 Мар 2012
Сообщения
1,125
Реакции
708
Ну Володь, а дальше? Затравил не отвертеться.
 

t-rider

Нагнетатель критичности
Регистрация
19 Мар 2012
Сообщения
8,041
Реакции
8,892
Последнее редактирование:

bonum

Well-known member
Регистрация
18 Мар 2012
Сообщения
1,925
Реакции
1,437
Не хватает мне художественного вкуса, чтобы описать...
Тезка, ну ты мастак прибедняться-то! Хотелось бы, чтоб иные профессиональные журналюги могли так описать красоты.
Впрочем, в жизни частенько случается так, что вспоминается простая истина: Ной был любителем, а Титаник строили профессионалы.
Впечатляет. Очень даже. Спасибо.
 

транзит

Well-known member
Регистрация
18 Мар 2012
Сообщения
2,767
Реакции
5,174
Рисовый рейс.

(Осень. Октябрь. 1997 год.)

Я всегда любил рейсы поздней весной или осенью. Особенно когда домой с Севера опускаешься. Земля наша на шар похожа, вот и катишься сверху вниз, даже машина идёт легче. С каждым десятком километров видно, как меняется природа и, порой из сырого, не гостеприимного нечерноземья, даже сам не замечая, оказываешься в цветущем краю. Душа поёт, пять сотен вёрст от дома уже не кажутся таким не преодолимым расстоянием, счёт на часы пошёл. Сто километров за полтора часа, таков средний пробег. Остановка на «Орле», выход из Ростова-на-Дону. Размял ноги и … последний бросок.
В этот раз всё было в точности до наоборот.
Октябрь месяц на Кубани ещё достаточно тёплый, в некоторые годы вода в море порядка двадцати двух градусов. Шли мы на Север, в Самару. Рейс ничего не предвещал, обычный такой рейс. Уже четвёртую ходку делали к одному и тому же заказчику, возили рис со Старо-Нижестиблиевского элеватора. Перегруза не было, двадцать тонн на борту, мурзик (СуперМАЗ), чувствовал только лёгкую нагрузку, обозначал её посвистыванием турбины, бодро отматывал километры.
Разговоры обычные. Домашние пирожки еще, по сути, не тронуты. Володя, мой напарник, в простонародье Казак, колыхал своей буйной головой в такт неровностям дороги.
Володя, ровесник, приезжий из Казахстана, прожил там всю жизнь, но вынужден был уехать в поисках лучшей жизни. Осел на Кубани. В станице приобрёл не достроенный дом и поселился там с семьёй, потихонечку обзаводясь хозяйством, налаживая свой быт. Узнал о том, что я сам ухожу в рейсы, попросился в напарники. Кое-кто называет их «масломерами». Унизительная и оскорбительная «погремуха». Пишу об этом, что бы избежать неверных мыслей в адрес Володи. Честный, простой и справедливый парень, вдобавок, неимоверной силы человек. Одной рукой мог обхватить футбольный мяч, а спичка, когда он прикуривал, не хотела в руках держаться. Переломал мне все ключи. «Володя», - говорю я ему, - «Нежней, аккуратней…». Слышу – дзынььь, и стоит тёзка, здоровенный такой детина, с невинными глазами держит в руках разорванный комбинированный ключ 22х24. Это комплект служил мне верой и правдой, как минимум, пару лет. Переломал. Ключи уж больно удобные. Постоянно востребованы были. Вот и думал я, что доедем до Камышина, даст Бог ещё за светло, обязательно у барыг местных, они там постоянно на стоянках и заправках отираются, ключи продают, приобрету по дешёвке комплект, пусть не хромированных, но добротных ключей.
Прошли Ростов-на-Дону. «Отметились» на посту в Аксае, купили билет до следующего крупного поста в г.Морозовске. Там и весовой контроль, ни когда не знаешь, чего ждать от этих весов. Бывало в Воронеже проходишь без проблем, а в Каменске-Шахтинском обязательно перегруз. Уже зная эти моменты, останавливался, просил распечатку. Ни разу не дали, говорят, вот если бы был перегруз, тогда выдали. Наивные, она мне тогда и даром не нужна. Так и здесь приближаясь к Морозовску, всегда испытывал лёгкое волнение. Пост был не предсказуем во всех отношениях, всегда придумывали что-то новое.
С Морозовском меня связывали не только воспоминания о весовом контроле. После эвакуации из Капитнари, туда перевели полк брата. Ещё на КамАЗе я заезжал к нему в часть. Что там было.… Практически все офицеры, которых я перевозил на аэродром в Капитнари, рады были видеть знакомый КамАЗ, так как многие меня в лицо и не знали, а теперь старались лично познакомиться. Я был, до глубины души тронут таким приёмом. Вообщем, уехал я из Морозовска только через три дня.
Морозовск миновали, на удивление спокойно. На слово «рис» инспектор слегка пренебрежительно сморщился, разрешил двигаться дальше, предварительно перелистав документы, больше для проформы.
Волгоград коснулись только окраиной. В очередной раз поразились величию монумента на Мамаевом Кургане. Волгоград, вернее с.Дубки, были ровно серединой нашего пути. От Волгограда уже начинала сказываться усталость, но мы стремились дойти до Саратова и там заночевать. В крайнем случае, оставались в Камышине.
На каждой трассе у водителя-дальнобойщика есть места мимо, которых он проезжать без волнения он не может. Так и у меня. Обводная, вокруг Камышина. Ещё в далёком 1988 году зимой шли мы в Набережные. Снег кругом, в глазах рябит. К вечеру стало примораживать, на дороге плотный накат, пошёл снег. Погода – хуже не придумаешь. Есть там спуск и подъёмчик к АЗС, самая низинка под не большим путепроводом. Как получилось, скорее всего, по неопытности, сблокировал я тормоза на спуске. Двигатель глохнет! Под колёсами лёд! Машину понесло, что товарняк под откос, только тот по рельсам, а мы по дороге, как на санях, без управления. Прицеп («Тирасполька»), стал «накрывать». Напарник видя (вернее я был вторым номером), что машина дороги не воспринимает, орёт во всё горло: «Сцепление, сцепление выжми!!!». Выжимаю сцепление. Уф! На бумаге излагать легко, а что там, в кабине творилось. Не осознавая зачем, машина в свободном падении практически, Толик «с ключа» запускает двигатель. Четвёртая повышенная, педаль в пол, плевать на кочки в низинке, «вырываю» тягача из-под прицепа и, как из праща вылетаю на пригорок к заправке. Пока летели с горы, честное слово, всех родных вспомнил. Зато на всю жизнь этот спуск в память зарубился, запомнил так же, как надо вести себя в подобной ситуации. Опыт пригодился впоследствии, правда, движок уже никогда не блокировал.
Что интересно. Дорога от Волгограда была в ужасном состоянии, особенно на участке от Камышина до Саратова. Но времени на этот путь уходило меньше, поскольку посты ГАИ можно была на пальцах одной руки сосчитать, да и гайцы не привередливые, в отличие от тех, которые на М4 стоят. Ни когда не скучал на этом участке. Нравилась мне эта дорога, спуск – подъём. Степь кругом, порой блеснёт где-то в далике серебряный глянец Волги. Так вверх – вниз незаметно и приближаешься к Саратову.
В самом Саратове грузовики «гоняли» по окраинам, что интересно, редко одними и теми же улицами проезжаешь в очередном рейсе, постоянно меняли маршруты. Специально, наверное, что бы дорогу не запоминали. Бывало, что и под знак заезжали по привычке. Как ни крутили нас по Саратову, все дороги выводили к мосту, через Волгу. Ни когда не забуду ощущения, когда первый раз Волгу переезжал. На меня, уроженца тихой кубанской станицы, речку в которой мы переплывали пацанами по нескольку раз на дню, зрелище произвело колоссальное впечатление. По сей день такое количество воды приводит меня в трепет. Скрытая могучая сила и величие заключены в широком русле реки.
За Волгой не большой город-спутник Саратова – Энгельс. Улочки ни чем не отличаются от окраин Саратова, можно было не менять названия города. Сразу за мостом пост, а дальше поворот за поворотом. Тяжело тащить трёхосный прицеп, внимания много отвлекают зеркала заднего вида, как бы кто не подкатился под «шаланду». Едем, вертим головами. Рядом пристраивается желтого цвета «восьмёрка», пассажир «восьмёрки» уж больно пристально стал смотреть на меня, я уж было подумал, что какой-то знакомый, «Щас поздоровается», - думаю. Ага, как бы ни так. Парень, примерно моего возраста указательным пальцем правой руки показывает на обочину.
-Ну чего, Володя, приехали, - говорю напарнику.
-Останавливаться будем, дешевле отделаемся, или поедем? – спрашиваю.
-Сколько их. Двое? Тогда поехали.
До выхода из города оставалось ещё минут 15-20, был впереди не удобный «Т»-образный перекрёсток и пара светофоров. «Продержимся!».
Время был около шести, уже смеркалось. Я киваю пассажиру «восьмёрки», мол, всё понял, включаю правый поворот, а сам, пониженную, дальний свет, педаль в пол и на осевую. Девятка остаётся справа.
-Володя! Следи справа, что б не проскочили, - ору напарнику.
А сам не пускаю его слева. Отжимая к обочине. Тяжело в городе сдерживать легковушку, да и 20 тонн за спиной не дают простора для маневра. Страха, не было ни какого, даже азарт не понятный появился. Только они попытаются справа обойти, Володя команду даёт, а я лёгким движением руля качну кормой, те сразу - по тормозам. Страшно, страшно «пацанам», а по встречке - ширина улицы не позволяет, тут уж я чётко контролировал ситуацию. Так мы и подобрались к «Т»-образному перекрёстку.
-Справа! Справа! – кричит Володя.
-Понял. Вижу. – отвечаю.
А они уже между тележкой прицепа и задними колёсами МАЗа, а мне же надо голову вынести на перекрёсток. Успеваю. Перекладываю руль круто вправо и буквально выдавливаю (правда, без контакта) «восьмёрку». Преследователи повисают днищем на бордюре. Пронесло. Рано успокоились. Догоняет нас другая машина, такого же цвета, только «девятка». А «пацаны» в ней уже повзрослее. Равняется «девятка» с кабиной МАЗа, достаёт «дяденька» пистолет, по виду ТТшник. Моя реакция на ствол была мгновенной. Руль влево, на «девятку», водила с перепугу, по тормозам, чего и надо было. Они сзади, стрелять не стали, а может быть, и не могли, потому что газовым напугать решили. До поста оставалось совсем близко, нас уже, наверное, было видно. Я шёл строго по осевой, встречные машины шарахались в сторону, ничего не понимая. Залетаю на пост. Не вылезая из кабины, говорю, вернее, кричу, инспектору, что нас «душили» две машины.
-Номера запомнил? Давай на пост. – приказывает мне гаец.
Бросаю машину прямо посередине дороги и бегом в пост. Говорю по памяти номера, гайцы оперативно передают приметы по рации, а нас отправляют на «штраф-стоянку», на отстой. У нас адреналин из ушей ручьём, в руках и ногах дрожь, еле дыхание перевели, как будто сами прицеп тащили. Минут через двадцать-тридцать подходит инспектор и зовёт меня на пост.
-Есть такие машины, - говорит старший поста. – Обе по доверенности числятся на каких-то пенсионерах из района.
-И чего нам делать? – спрашиваю.
-А кто его знает? Уже была ориентировка. Но теперь они наверняка поменяют машины, что бы, хотя бы вам отомстить, за то, что не смогли вас взять. Можно было бы вас в качестве «живца» использовать, но не хватает оперативных машин. Вообщем, укладывайтесь спать. В ночь не ходите. Сто процентов вас «пасти» теперь будут. – благословил меня гаец. Я ему ещё денег посулил за сопровождение.
-Да не в деньгах дело! Машин нет, понимаешь? Нас эти подонки самих достали. - Я ему поверил.
Пошли мы в кафешку, взяли пива, сняли стресс, включили телевизор. Перекачали солярку из подвесного бака в основной. До Самары четыреста с не большим вёрст осталось, как раз на одну заправку. Стали укладываться спать, рассуждая, что и как будем делать утром. Решили звонить клиенту в Самару, докладывать ситуацию. Ещё не заснули, как слышим кто-то стучит в дверь. Смотрим, рядом КамАЗ контейнеровоз с прицепом пришвартовался.
-Правда, вас гоняли? – спрашивает водила КамАЗа.
-Не, шутили, - отвечает Володя.
-А что везёте? - спрашиваю.
-Водку, из Осетии.
-Весёлый груз. Может, под шумок проскочите. Мы им сейчас нужнее, - сказал я.
-Нас менты не пускаю, не хотят рисковать, ЧП на своём участке, - ответили осетины и тоже пошли укладываться спать.
Напряжение прошедшего дня и особенно часов сказалось. Сон быстро пришёл. Проснулся я очень рано. Ещё пяти не было. Толкаю напарника.
-Поехали, тёзка. Может быть по тёмному проскочим?
Эх молодость, безрассудность, а может быть в этом и заключается удача, что не долго думаешь, принимаешь решения. Тихонечко выруливаем со стоянки, ни кто нас не остановил, и уходим в темноту. Левый берег Волги пологий, равнина. Шли бодро, не останавливаясь. Природой не любовались. Всё внимание в дорогу и зеркала. Маркс, Балаково, Пугачёв, Ивантеевка, Чапаевск. Приближался Новокуйбышевск. На входе в город, прямо посередине «кольца» пост ГАИ. Как НЛО при посадке. Смотрим, из этого поста инопланетянин в форме инспектора ГАИ движется.
-По нашу душу. Чует моё сердце. – говорю. Гаец машет нам жезлом. Берёт документы и говорит.
-А вас уже ищут, - сообщает. - Мы напряглись.
-И давно ищут? – спрашиваем.
-Да с полчаса назад, ваши клиенты были.
Стали мы ему объяснять, что наши клиенты ни когда нас не искали, а в Энгельсе с нами такая беда произошла. Попросили у него разрешения позвонить с поста в Самару, что бы сообщить клиентам о случившемся. Инспектор с пониманием выслушал, разрешил позвонить и уже через час, в сопровождении двух «Паджер» мы гордо катили на разгрузку. Когда мы разминулись с преследователями, до сих пор не знаю. Но то, что беда ходила рядом весь рейс – это, несомненно. Правда, это вскоре забылось, как дурной сон.
После этого случая мне пришлось поменять маршрут.
Новый маршрут был проложен ещё давно и пролегал он через Ростов-на-Дону, Павловск, Бутурлиновку, Таловую, Елань-Колено, Грибановский, Алабухи, Уварово, Кирсанов, Пензу, Сызрань. Удивительно, но километраж не поменялся. Рейсы в Самару были выгодны. Помимо риса, возил челноков из Новороссийска, обратно пресформу для пластиковых бутылок, либо брал груз на Москву и оттуда уже возвращался домой. И из-за каких-то беспредельщиков мы, от Самары решили не отказываться.
 

техник43

Well-known member
Регистрация
19 Мар 2012
Сообщения
1,125
Реакции
708
Вов, а тебе было страшно?
 

t-rider

Нагнетатель критичности
Регистрация
19 Мар 2012
Сообщения
8,041
Реакции
8,892
Вов, а тебе было страшно?
по опыту передряг (я не дальнобой, конечно, но гадости в жизни случались) имею заявить следущее: во время гадости бояться некогда, т.к. мозг другим занят (ищет решения,как бы выпутаться. первый раз, помню, я аж обалдел: никогда не подозревал, что мысль с такой скоростью может работать), а после гадости уже незачем: всё ж закончилось. единственное, как Владимир правильно написал, - волна адреналина запоздало долбанёт.
 

tatu

Well-known member
Регистрация
19 Мар 2012
Сообщения
4,195
Реакции
5,984
Я тоже не дальнобой, но в лихую молодость, когда ездили торговать в Польшу чуть не каждую неделю - тоже всего хватило - и останавливать пытались, и машину на снегу закрутило - всё не просто в дороге.
 

транзит

Well-known member
Регистрация
18 Мар 2012
Сообщения
2,767
Реакции
5,174
Захотелось собрать все свои материалы в одном месте. Есть те, которые были опубликованы, есть не опубликованные ранее. Останавливаться пока не намерен. Посмотрим, что получится.:)))
http://tranzit181.livejournal.com/?skip=10
 
Сверху