• Дорогие пользователи, мы будем очень рады, если вы заполните нашу анкету. С уважением, администрация ресурса.

Гран-При Японии 2014

floxy

Well-known member
Регистрация
19 Мар 2012
Сообщения
752
Реакции
1,412
Чудо, что жив остался после такого. Просто жуть.
 

Ланка

Well-known member
Регистрация
18 Мар 2012
Сообщения
1,774
Реакции
1,972
Решила не смотреть ни видео,ни саму гонку,и без этого напереживалась по самое нехочу.Два дня нет плохих новостей -уже хорошая новость.Борись и выживи.
 

Gunn

Well-known member
Регистрация
20 Мар 2012
Сообщения
8,337
Реакции
4,498

Gunn

Well-known member
Регистрация
20 Мар 2012
Сообщения
8,337
Реакции
4,498
вот другой источник... http://neuroreha.ru/cherepno-mozgovaya-travma/

в общем ничего хорошего, одна надежда на врачей.... и на молодой организм пилота, но Формула 1 по факту для Жюля закрыта.... как это неприскорбно.... (((((
 

Aleliz

Хранитель форума
Регистрация
24 Фев 2012
Сообщения
25,132
Реакции
25,345
Блин, как же обидно. Чуть раньше или чуть позже и таких последствий не было бы.
Держись, парень!
 

F1age

Well-known member
Регистрация
28 Июл 2013
Сообщения
999
Реакции
1,702
Источник и автор (просил не судить строго)

Посвящается Жюлю Бьянки. Моя небольшая зарисовка. Прошу не воспринимать строго и прямолинейно. Это художественный крик души.
"Дом там, где твое сердце"
«Наконец-то, о да, наконец-то пошли последние круги этой чертовой гонки!» - думал я, осторожно ведя болид по мокрой трассе.
Гран-При Японии. Идет 41 круг. Обещанный ливень хлынул сполна. В голове у меня крутились только одна мысль – поскорее закончить гонку, придти в отель и завалиться под теплое одеяло.
На руле загорелась следующая цифра: Lap 42. «Слава Богу», - подумал я. Через некоторое время радио что-то прошипело: «Поворот 12, вылет Заубера Сутиля». «Бедолага Адриан, он хоть не сильно расшибся?» - пронеслось у меня в голове. Но, видимо, авария была несерьезной, раз даже не было желтых флагов. Я уже вижу вдали цифру 12, развевающийся зеленый флаг. Внезапно машину начинает сносить. Тормоза отказались слушаться моего управления. «Твою мать», - пронеслось у меня в голове. Последнее, что я видел – это трактор с поднятым болидом Адриана. Внезапно навалилась темнота, уши заныли от надавившей тишины. Она прошла спустя мгновение. Я смог открыть глаза – на меня уставились десятки испуганных глаз.
«Что произошло?», «Жюль, ты меня слышишь?» - я слышал это отовсюду и не совсем понимал, что происходит.
«Какого черта?» - я хотел сказать, но не мог. На меня опять навалились темнота и тишина.
Очнулся я уже в машине скорой помощи. Открыв глаза, я почему-то сразу понял, что со мной все в порядке. Не болело ничего, голова не гудела. Я посмотрел на свои руки – ни единой царапины.
-Слава Богу! – воскликнул я и резко сел на каталке. Внезапно я ощутил странное чувство легкости – я вот-вот мог вспорхнуть вверх. Что за ерунда? А как же сила притяжения и все такое?
-Здравствуй, Жюль, - я оглянулся на голос и увидел перед собой мужчину. Он был довольно молодой, со смеющимися карими глазами и почему-то очень знакомым лицом.
-Эмм… Здравствуйте. Вы меня знаете? – опешил я.
-Конечно знаю, - он улыбнулся, и внезапно меня осенило – это был некто иной, как великий Айртон Сенна.
Но… Но, погодите. Сенна разбился в 1994, тогда какого…
-Если ты удивлен, почему я здесь, оглянись назад, - сказал он.
Я оглянулся и чуть не упал – позади лежал я! Но как такое возможно? Погодите. Авария, удар, трактор.
-Я что, умер?! – внезапно озарило меня.
-Не совсем, - ответил Айртон. – Я бы сказал, ты на краю пропасти.
-Тогда почему вы здесь? – я не мог отойти от шока.
-А я должен либо подтолкнуть тебя в нее, либо вытащить, - усмехнулся он.
-А где все врачи? – я не уставал задавать вопросы. – Мы же вроде как в неотложке.
-Тебе сейчас никто не нужен. Ты увидишь всех либо тогда, когда очнешься. Либо тогда, когда умрешь.
-А когда это произойдет?
-А вот это, друг мой, решать тебе, - улыбнулся Сенна. – Ты не против, если я сяду рядом? Не хочу потом бежать вслед за твоей каталкой, - засмеялся он.
Я не мог осознать того, что сейчас происходило. Я вроде жив… А вроде бы и нет. За самим собой лежит опять же мое тело. Тьфу ты. Вернее, лежу я. Что со мной делают – я не имею понятия, поскольку не вижу никого, кроме Айртона. Наверное, откачивают и все такое. Ладно, пусть занимаются своим делом.
-О чем вы хотели со мной поговорить? – повернулся я к великому гонщику.
-О тебе, друг мой, о тебе. Но теперь вопросы задавать буду в большинстве случаев я. Пожалуй, начнем. Ты помнишь, что с тобой произошло?
-Не-а, - зачем-то по-мальчишечьи ответил я. – Простите. Но я правда не помню. Помню мокрую трассу. Помню поворот. И тот трактор. А дальше – темнота, тишина. И почему-то страх…
-А страх чего?
-Эмм… Наверное, смерти, - пожал плечами я, потому что не знал, чего я тогда на самом деле боялся.
-Глупыш, - тепло улыбнулся Айртон. – Смерти не боятся, поскольку не знают, когда она приходит.
-А чего я тогда боялся?
-Боли. Того, что будешь чувствовать. После смерти не чувствуешь ничего – ты свободен! У тебя нет забот, нет боли, нет страха. Это как познать нирвану.
-То есть, вы хотите сказать, что умереть лучше, чем жить? – удивился я.
-Нет, конечно. А хотя – это выбирать тебе. Есть свои прелести и в жизни, и в смерти. Я тебе назвал то, что тебя ждет, если пойдешь со мной. А что тебя держит здесь?
-Я… Даже не знаю. Семья, родители, друзья.
-Мальчик мой, я так и знал, что ты это скажешь, - улыбнулся Сенна. – Но нет, мне нужно то, что крепко задержит тебя. Тебя держит привязанность к людям. Но отдаляет страх того, как ты будешь жить дальше после этого, что с тобой произойдет. Я ведь прав, Жюль?
Я не мог ему соврать. Айртон был прав на все сто, даже на двести процентов. Я боялся боли. Я боялся чувствовать и осознавать то, что могу остаться беспомощным.
Пока я думал, машина подъехала к большому госпиталю в городе Миэ. Меня вытащили и быстро повезли куда-то. Наверное, в операционную. Айртон же не прерывал ход моих мыслей, терпеливо ожидая моего ответа.
-Да, вы правы. Но знаете, есть то, да, что меня оставляет здесь. Это желание. Желание перебороть все страхи и вернуться к той жизни, которой я жил. Хочу вызывать улыбки у болельщиков. Радовать родителей. Хочу любить и влюбляться. Хочу качать детей на руках, - не замечая того, я заулыбался.
-Прекрасно, друг мой! – лицо Сенны озарила улыбка. – А хочешь ли ты вернуться в Формулу-1?
-Да, черт возьми. Это моя жизнь. Это наркотик для организма. Я не смогу жить без этого. Если я оправлюсь, первое, что я сделаю – сяду за руль.
-Я горжусь твоим ходом мыслей. Ты невероятно умный и бесспорно талантливый парень. Что же, сейчас мы в комнате, где есть два выхода: первый – это вот та белая дверь. За ней находится иной мир. В нем нет боли, страха, тревоги. Там царит лишь счастье. Там покой. Вечный покой. Но есть одно но – там нет близких. Нет друзей, нет семьи. Каждый сам по себе Но есть и второй выход – глянь на операционный стол.
Я обернулся – внезапно я увидел всех. Там стояли врачи, склонившись надо мной. Я едва различал их голоса. «Разряд, еще разряд. Пульс стабилен, продолжаем».
-Так вот, - продолжил Айртон, - ты можешь вернуться туда. Тебе будет больно, очень больно. Ты заново будешь учиться ходить, есть и говорить. Ты пройдешь семь кругов Ада. Но ты будешь жив. Выбирать тебе. Если захочешь – я буду за той дверью. Тебя ждут дома.
-А где дом? – спросил я.
-Дом там, где твое сердце. А пока оно бьется, ты будешь там жить. Но могу лишь добавить – двадцать пять – это не возраст, чтобы отправляться за мной. А так – выбор за тобой.
Айртон ушел, оставив приоткрытую дверь. Я остался сидеть в раздумьях. Оглядываясь на дверь, мне хотелось туда рвануть, наконец почувствовать легкость и настоящее счастье. Но погодите, может ли быть счастье без близких? Может быть счастье без любви? И я понял – счастье, полученное после боли и страданий – это тот сладкий миг, за который и стоит жить. «Дом там, где твое сердце» - сейчас мое сердце едва бьется, как говорят врачи, «нитевидный пульс». Я должен заставить его биться сильнее. Я буду жить. Я хочу жить.
-Знаешь, Айртон, прости, но вынужден с тобой попрощаться. Спасибо огромное за урок, - улыбнулся я.
-Пожалуйста, мальчик мой. И помни – за мной ты успеешь пойти всегда. А нить жизни настолько тонкая, что порой лучше завязать сотни узлов, чем порвать, - Сенна напоследок улыбнулся мне и закрыл за собой дверь.
Я подошел к операционному столу. Мне еще никогда не было так странно чувствовать то, что я спасаю сам себя. Но это так и было. Я лег и закрыл глаза.
Чувство легкости пропало. Я вновь ощутил эту темноту перед глазами. И почувствовал сильную боль. Нет, не только в голове. В сердце. Словно там вязали узел на живом. И я понял – это возвращается моя жизнь. Тот самый узел, который связал два конца.
Для всех я нахожусь в бессознательном состоянии. Я слышал и свой диагноз: «критическое стабильное состояние», и врачей, которые шелестят бумагами и гремят приборчиками. Я слышал и коллег, и друзей, и родителей, которые тотчас же приехали. И даже уверен, что тысячи фанатов сейчас просят меня не сдаваться. Я не сдамся. Я обязательно буду жить. Я не смогу уйти из своего дома и порвать тот крепкий узел, который связался в моей жизни.
 

olex

Well-known member
Регистрация
18 Мар 2012
Сообщения
1,661
Реакции
1,394
Что то не увидел сейчас в печати ничего нового про расследование аварии, но по радио Спорт привели данные по появлению флагов посекундно и получилось так, что за 2-3 секунды до вылета Бьянки начали махать зелёными флагами...
 

Арманкессилон

Well-known member
Регистрация
4 Дек 2012
Сообщения
614
Реакции
723
Что то не увидел сейчас в печати ничего нового про расследование аварии, но по радио Спорт привели данные по появлению флагов посекундно и получилось так, что за 2-3 секунды до вылета Бьянки начали махать зелёными флагами...
Видео посмотрели. Там видно как стюард зеленым флагом махать начал.
 

Gunn

Well-known member
Регистрация
20 Мар 2012
Сообщения
8,337
Реакции
4,498
Источник и автор (просил не судить строго)

Посвящается Жюлю Бьянки. Моя небольшая зарисовка. Прошу не воспринимать строго и прямолинейно. Это художественный крик души.
"Дом там, где твое сердце"
«Наконец-то, о да, наконец-то пошли последние круги этой чертовой гонки!» - думал я, осторожно ведя болид по мокрой трассе.
Гран-При Японии. Идет 41 круг. Обещанный ливень хлынул сполна. В голове у меня крутились только одна мысль – поскорее закончить гонку, придти в отель и завалиться под теплое одеяло.
На руле загорелась следующая цифра: Lap 42. «Слава Богу», - подумал я. Через некоторое время радио что-то прошипело: «Поворот 12, вылет Заубера Сутиля». «Бедолага Адриан, он хоть не сильно расшибся?» - пронеслось у меня в голове. Но, видимо, авария была несерьезной, раз даже не было желтых флагов. Я уже вижу вдали цифру 12, развевающийся зеленый флаг. Внезапно машину начинает сносить. Тормоза отказались слушаться моего управления. «Твою мать», - пронеслось у меня в голове. Последнее, что я видел – это трактор с поднятым болидом Адриана. Внезапно навалилась темнота, уши заныли от надавившей тишины. Она прошла спустя мгновение. Я смог открыть глаза – на меня уставились десятки испуганных глаз.
«Что произошло?», «Жюль, ты меня слышишь?» - я слышал это отовсюду и не совсем понимал, что происходит.
«Какого черта?» - я хотел сказать, но не мог. На меня опять навалились темнота и тишина.
Очнулся я уже в машине скорой помощи. Открыв глаза, я почему-то сразу понял, что со мной все в порядке. Не болело ничего, голова не гудела. Я посмотрел на свои руки – ни единой царапины.
-Слава Богу! – воскликнул я и резко сел на каталке. Внезапно я ощутил странное чувство легкости – я вот-вот мог вспорхнуть вверх. Что за ерунда? А как же сила притяжения и все такое?
-Здравствуй, Жюль, - я оглянулся на голос и увидел перед собой мужчину. Он был довольно молодой, со смеющимися карими глазами и почему-то очень знакомым лицом.
-Эмм… Здравствуйте. Вы меня знаете? – опешил я.
-Конечно знаю, - он улыбнулся, и внезапно меня осенило – это был некто иной, как великий Айртон Сенна.
Но… Но, погодите. Сенна разбился в 1994, тогда какого…
-Если ты удивлен, почему я здесь, оглянись назад, - сказал он.
Я оглянулся и чуть не упал – позади лежал я! Но как такое возможно? Погодите. Авария, удар, трактор.
-Я что, умер?! – внезапно озарило меня.
-Не совсем, - ответил Айртон. – Я бы сказал, ты на краю пропасти.
-Тогда почему вы здесь? – я не мог отойти от шока.
-А я должен либо подтолкнуть тебя в нее, либо вытащить, - усмехнулся он.
-А где все врачи? – я не уставал задавать вопросы. – Мы же вроде как в неотложке.
-Тебе сейчас никто не нужен. Ты увидишь всех либо тогда, когда очнешься. Либо тогда, когда умрешь.
-А когда это произойдет?
-А вот это, друг мой, решать тебе, - улыбнулся Сенна. – Ты не против, если я сяду рядом? Не хочу потом бежать вслед за твоей каталкой, - засмеялся он.
Я не мог осознать того, что сейчас происходило. Я вроде жив… А вроде бы и нет. За самим собой лежит опять же мое тело. Тьфу ты. Вернее, лежу я. Что со мной делают – я не имею понятия, поскольку не вижу никого, кроме Айртона. Наверное, откачивают и все такое. Ладно, пусть занимаются своим делом.
-О чем вы хотели со мной поговорить? – повернулся я к великому гонщику.
-О тебе, друг мой, о тебе. Но теперь вопросы задавать буду в большинстве случаев я. Пожалуй, начнем. Ты помнишь, что с тобой произошло?
-Не-а, - зачем-то по-мальчишечьи ответил я. – Простите. Но я правда не помню. Помню мокрую трассу. Помню поворот. И тот трактор. А дальше – темнота, тишина. И почему-то страх…
-А страх чего?
-Эмм… Наверное, смерти, - пожал плечами я, потому что не знал, чего я тогда на самом деле боялся.
-Глупыш, - тепло улыбнулся Айртон. – Смерти не боятся, поскольку не знают, когда она приходит.
-А чего я тогда боялся?
-Боли. Того, что будешь чувствовать. После смерти не чувствуешь ничего – ты свободен! У тебя нет забот, нет боли, нет страха. Это как познать нирвану.
-То есть, вы хотите сказать, что умереть лучше, чем жить? – удивился я.
-Нет, конечно. А хотя – это выбирать тебе. Есть свои прелести и в жизни, и в смерти. Я тебе назвал то, что тебя ждет, если пойдешь со мной. А что тебя держит здесь?
-Я… Даже не знаю. Семья, родители, друзья.
-Мальчик мой, я так и знал, что ты это скажешь, - улыбнулся Сенна. – Но нет, мне нужно то, что крепко задержит тебя. Тебя держит привязанность к людям. Но отдаляет страх того, как ты будешь жить дальше после этого, что с тобой произойдет. Я ведь прав, Жюль?
Я не мог ему соврать. Айртон был прав на все сто, даже на двести процентов. Я боялся боли. Я боялся чувствовать и осознавать то, что могу остаться беспомощным.
Пока я думал, машина подъехала к большому госпиталю в городе Миэ. Меня вытащили и быстро повезли куда-то. Наверное, в операционную. Айртон же не прерывал ход моих мыслей, терпеливо ожидая моего ответа.
-Да, вы правы. Но знаете, есть то, да, что меня оставляет здесь. Это желание. Желание перебороть все страхи и вернуться к той жизни, которой я жил. Хочу вызывать улыбки у болельщиков. Радовать родителей. Хочу любить и влюбляться. Хочу качать детей на руках, - не замечая того, я заулыбался.
-Прекрасно, друг мой! – лицо Сенны озарила улыбка. – А хочешь ли ты вернуться в Формулу-1?
-Да, черт возьми. Это моя жизнь. Это наркотик для организма. Я не смогу жить без этого. Если я оправлюсь, первое, что я сделаю – сяду за руль.
-Я горжусь твоим ходом мыслей. Ты невероятно умный и бесспорно талантливый парень. Что же, сейчас мы в комнате, где есть два выхода: первый – это вот та белая дверь. За ней находится иной мир. В нем нет боли, страха, тревоги. Там царит лишь счастье. Там покой. Вечный покой. Но есть одно но – там нет близких. Нет друзей, нет семьи. Каждый сам по себе Но есть и второй выход – глянь на операционный стол.
Я обернулся – внезапно я увидел всех. Там стояли врачи, склонившись надо мной. Я едва различал их голоса. «Разряд, еще разряд. Пульс стабилен, продолжаем».
-Так вот, - продолжил Айртон, - ты можешь вернуться туда. Тебе будет больно, очень больно. Ты заново будешь учиться ходить, есть и говорить. Ты пройдешь семь кругов Ада. Но ты будешь жив. Выбирать тебе. Если захочешь – я буду за той дверью. Тебя ждут дома.
-А где дом? – спросил я.
-Дом там, где твое сердце. А пока оно бьется, ты будешь там жить. Но могу лишь добавить – двадцать пять – это не возраст, чтобы отправляться за мной. А так – выбор за тобой.
Айртон ушел, оставив приоткрытую дверь. Я остался сидеть в раздумьях. Оглядываясь на дверь, мне хотелось туда рвануть, наконец почувствовать легкость и настоящее счастье. Но погодите, может ли быть счастье без близких? Может быть счастье без любви? И я понял – счастье, полученное после боли и страданий – это тот сладкий миг, за который и стоит жить. «Дом там, где твое сердце» - сейчас мое сердце едва бьется, как говорят врачи, «нитевидный пульс». Я должен заставить его биться сильнее. Я буду жить. Я хочу жить.
-Знаешь, Айртон, прости, но вынужден с тобой попрощаться. Спасибо огромное за урок, - улыбнулся я.
-Пожалуйста, мальчик мой. И помни – за мной ты успеешь пойти всегда. А нить жизни настолько тонкая, что порой лучше завязать сотни узлов, чем порвать, - Сенна напоследок улыбнулся мне и закрыл за собой дверь.
Я подошел к операционному столу. Мне еще никогда не было так странно чувствовать то, что я спасаю сам себя. Но это так и было. Я лег и закрыл глаза.
Чувство легкости пропало. Я вновь ощутил эту темноту перед глазами. И почувствовал сильную боль. Нет, не только в голове. В сердце. Словно там вязали узел на живом. И я понял – это возвращается моя жизнь. Тот самый узел, который связал два конца.
Для всех я нахожусь в бессознательном состоянии. Я слышал и свой диагноз: «критическое стабильное состояние», и врачей, которые шелестят бумагами и гремят приборчиками. Я слышал и коллег, и друзей, и родителей, которые тотчас же приехали. И даже уверен, что тысячи фанатов сейчас просят меня не сдаваться. Я не сдамся. Я обязательно буду жить. Я не смогу уйти из своего дома и порвать тот крепкий узел, который связался в моей жизни.
рановато мне кажется для эпистолярного жанра.... давайте просто скрестим пальцы и подождём... :blush2:
 

F1age

Well-known member
Регистрация
28 Июл 2013
Сообщения
999
Реакции
1,702
рановато мне кажется для эпистолярного жанра.... давайте просто скрестим пальцы и подождём... :blush2:
да у меня вначале такая же была реакция - но исход же позитивный! :vip_379:
 
Сверху